Школа дайвинга

Апр30

Станислав Тарасов: Тандем Гюль-Эрдоган начал открытую битву с военными

Опубликовать пост

Вы можете опубликовать этот пост, в социальные закладки.

Около 200 турецких офицеров предстали до в 10-м Стамбульском судом по тяжким преступлениям. Три четверти обвиняемых являются действующими офицерами турецкой армии. На скамье подсудимых ок

Около 200 турецких офицеров предстали пред в 10-м Стамбульском судом по тяжким преступлениям. Три четверти обвиняемых являются действующими офицерами турецкой армии. На скамье подсудимых оказались и высокопоставленные офицеры в отставке адмирал Озден Орнек и генерал ВВС Халил Ибрагим Фиртина. Их обвиняют в подготовке антиправительственного заговора. В январе нынешнего возраст турецкая газета Taraf подробно сообщала о программе «Бальоз» («Кувалда»), которую турецкий генерал в отставке Четин Доган подготовил в один присест опосля прихода в 2003 году к начальство партии «Справедливость и развитие». Правда, обвиняемые отрицают быль организации переворота, утверждая, что это был только как только сценарий военного учения. Тем не менее, в этом сюжете нет полной ясности, поскольку, по мнению некоторых экспертов, официальная Анкара получила информацию о готовящемся перевороте из «какой-то третьей страны». Но фактом является то, впервые в истории Турецкой республики столь высокопоставленные турецкие военные предстали накануне гражданским судом по делу столь крупного политического масштаба. если преступление офицеров будит доказана, им может грозиться до 20 годов тюремного заключения.

Власть утверждает, что мятеж военных был направлен противу премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана , и что они планировали дестабилизировать обстановку в стране с целью создать условия для военного переворота, осуществив перед не мало терактов в мечетях и даже спровоцировать боевой столкновение с Грецией. В этой связи обязательно нужно обратить почтение на некоторые нюансы. прежний в недавнем прошлом начальником Генштаба вооруженных сил этой страны армейский генерал Хильми Озкек «тонко» намекал, что «период переворотов в Турции остался позади, и основная корень тому — интеллектуальный уровень, которого достигли вооруженные силы». Действительно, трудно представить, что бы в современных условиях на улицах турецких городов опять появились бы танки и военные патрули. Но свободно видится сценарий, при котором под предлогом «различных угроз» турецкие военные, оставаясь зa кулисами, создают условия для передачи начальство из рук одной правящей группы в руки другой.

Процесс ведет критик Омер Дикен. Прокуроры Мехмет Эргюль, Сулейман Пехливан, Али Гейдар и Мурат Ёндер подготовили обвинение, которое состоит из тысячи страниц. если критика над военными будит проникать в условиях гласности, то дозволено фигурировать уверенными в том, что в ход ближайших многих месяцев турецкое сообщество будут иметь в информационном напряжении. Потому что предполагается, что на судебных слушаниях будут озвучиваться сенсационные факты из недавней политической истории Турции. будто и нет сомнения и в том, что к этому судебному процессу будит приковано активное почтение оппозиционных сил, которые считают «дело военных» сфабрикованным. К высказанным суждениям добавим вдобавок одно обстоятельство: Турция — единственное королевство в Европе, которое устраивает аналогичный судебный процесс, что вызывает историческую аналогию с аналогичными процессами, которые в свое время проводил в СССР Сталин. Такой быль предполагает определенную сценарную подготовку, поскольку стиль соглашаться все же о политической дискредитации турецких военных, которые с 1960 возраст совершили в стране четыре военных переворота.

Турецкие военные со времен основателя Турецкой республики Кемаля Ататюрка выступали не только носителями светских основ государственности страны, Но и осуществляли политику государственного капитализма. Причем на Западе их считали носителями идеологических и практических постулатов западничества на Востоке. Но многое в этой стране следовательно меняться во времена восьмого президента Турции Тургута Озала.

Будучи в начале 1980-х годов главой правительства, он стал помещать рыночную экономику, совершенно начинаться на грязный рынок, перекрывая каналы обогащения связанной с частью военного истеблишмента местной мафии. раздолье торговли подорвала тайный бизнес — и миллиарды, собираемые в виде налогов, потекли в государственную казну. На эти имущество возводились мосты, строились дороги, жилые дома. Государство, сети делать командным управлением экономикой, превратилось мало-помалу в ее координатора. Исчезли очереди. Турецкая лира стала конвертируемой валютой. Внешнеторговый баланс сводился с положительным сальдо, а экспорт зa 10 годов вырос в 6 раз и достиг чуть не 12 миллиардов долларов. Причем 80 процентов его составляла промышленная продукция. Стамбул во времена Озала превратился в европейскую ярмарку, которую заполоняли иностранные туристы, привлекаемые широким выбором добротных и против недорогих турецких товаров. В те времена во всем мире заговорили о феномене турецкого «экономического чуда». Тем не менее, турецкие генералы с недоверием относились к Озалу, подозревая его в приверженности идеям исламизма. Но главная виновник заключалась в другом: они видели, как в Турции стремительно нарождается небывалый политический класс, состоящий из представителей бизнеса и да называемой новой интеллигенции.

Неслучайно днесь правящий тандем Гюль — Эрдоган считает себя продолжателем осуществления идей Озала. точный да же не по стечению обстоятельств и то, что то есть теперь в турецких СМИ появились сенсационные весть о том, что Озал в 1993 году был отравлен, а его вдова, Семра Озал, настаивает на специальном парламентском расследовании. Более того, она называет нынешнего главу правительства Реджепа Тайипа Эрдогана «достойным продолжателем дела Озала». Известным стал и тот факт, что в Озал планировал решить курдскую проблему, «так как его мать была курдиянкой». сравнение очевидна: ныне курдской проблемой активно занимается и премьер-министр Эрдоган, зa что сопротивление обвиняет его не только в «стремлении развалить страну», Но и «не в чистом турецком происхождении». по-этому нынешние действия официальной Анкары в адрес части военных имеют под собой серьезную историческую подоплеку, а по своему произволу бунт — если он взаправду имел занятие — отражает наличие колоссально серьезных противоречий системного характера, накопившихся среди правящей партией и вооруженными силами.

С одной стороны, полчища и выступающие в ее защиту основные оппозиционные политические партии, рацион представителей старой элиты деловых кругов. С второй — правящая разряд справедливости и развития, сформировавшая однопартийное правительство. покамест она удерживает инициативу. а в преддверии намеченных на лето будущего возраст парламентских выборов обстановка может измениться. по-этому в сложившихся условиях для тандема Гюль-Эрдоган обязательно нужно во что бы то ни следовательно максимально ослабить оппозиционный фланг. Тем более, что в обществе широко циркулируют слухи о возможном выдвижении нынешнего премьер-министра и лидера правящей партии Реджепа Тайипа Эрдогана на должность президента страны. если правящий тандем осуществляет экономические реформы либерального типа, заручившись при этом поддержкой Евросоюза , то пакет военных и сопротивление публично разыгрывают карту потенциальной исламизации страны, угрозы превращения ее в «республику либерального ислама», запугивают турок разрушением светских устоев государства. но на данном этапе их тактической целью является иное: изделие политических условий для того, что бы президентом страны — «чтобы не разделять нацию» — стала бы только надпартийная фигура, а не руководитель только одной партии.

В этой связи некоторый эксперты считают, что от исхода начавшегося судебного процесса над турецкими военными во многом будит подчиняться следующий движение политических событий в стране. Тем более что, по большому счету, к военным в Турции в широком смысле болтовня следует приписывать не только людей с погонами, Но и пай негласный поддерживающих их влиятельных функционеров, как в правящей партии, да и между сил оппозиции. безотлагательно в этом негласном лагере, в его действиях просматривается четкая схема: если Эрдоган желает останавливаться президентом, то обязан отказаться от лидерства в правящей партии. Но в таком случае разряд может развалиться, поглотив под своими обломками тандем Гюль-Эрдоган. тут-то воспитание со сцены этих лидеров приведет к жесткой межпартийной борьбе, в которой если не сами военные, то их сторонники получают надежда пробиться к власти.

Вот почему начавшийся в Стамбуле судебный процесс может сопровождаться активным вбросом интригующих политических сюжетов, не имеющих прямого отношения к операции «Бальоз». перо соглашаться о возможных попытках подсудимых военных озвучить некоторые сведениями, касающиеся взаимоотношений начальник с курдами, или же о выстраивании «совместной борьбы Анкара и Вашингтона борьбы с терроризмом» и к тому же о многом другом. Неслучайно турецкие начальник зa пара дня до начала судебного процесса сменили председателя суда. как сообщала газета «Акшам», официально начальник суда Зафер Башкурт получил новость назначение. Ранее он выступил напротив заключения под стражу 20 основных фигурантов дела. да что Турция живет в ожидании политических сенсаций.

Автор asvfedf, рубрики Информация | Постоянная ссылка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *